федеральное государственное бюджетное учреждение
«уральское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды»

Г.А.Шепоренко. За последние 50 лет на Урале потеплело почти на два градуса

«Российская газета»-неделя №195 от 28.08.2014
За последние 50 лет на Урале потеплело почти на два градуса
Тенденция
Елена Миляева, Свердловская область

О том, насколько аномальным выдалось нынешнее лето, действительно ли меняется климат и как далеко продвинулась наука в предсказании погоды, мы решили поговорить с главным синоптиком ФГБУ «Уральское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды» Галиной Шепоренко.

Галина Андрияновна, уходящее лето огорчило уральцев: солнца мало, дождей много. Насколько оно отличается от нормы с точки зрения синоптиков?
Галина Шепоренко: Лето и в самом деле выдалось прохладное и дождливое. В Екатеринбурге подобное было около тридцати лет назад — в 1986 году. Однако в целом за три месяца температура воздуха оказалась лишь на один градус ниже нормы, зато осадков больше на 30-40 процентов.
Самым необычным месяцем был июль. Температура тогда не дотягивала до нормы 3-4 градуса. Повторяются столь холодные июли нечасто: последний был в 1973 году. Экстремальным погодным событием стал снег, выпавший в горных районах Южного и Среднего Урала. Совершенно точно можно сказать, что в нашей выборке данных есть только два факта выпадения снега в середине лета — в 1912 и 1914 годах, то есть сто лет назад.
Еще одну аномалию заметили нынче особо наблюдательные люди: холодный воздух как будто застыл только над Уралом и севером Казахстана — остальные наши соседи маялись от жары. Что это было?
Вы правы, это удивительный факт, и он требует дальнейшего изучения. К нам в 2014 году пожаловали очень редкие циклоны, они шли строго «по вертикали» с севера на юг, прямо из Арктики. Карское море, в отличие от Баренцева, очень холодное, там льды задерживаются на все лето. И потому циклоны, которые идут по ультраполярной траектории, тоже холодные. Они шли к нам и задерживались надолго. Вот, на карте циркуляции за июль видно: глубокая атмосферная ложбина была ориентирована на наш регион. Это означает, что практически весь месяц в тропосфере над Уралом преобладали циклонические поля.
Можно ли сказать, что наука сегодня точно знает, как «делается» погода?
Галина Шепоренко: Не до конца. Мы научились делать краткосрочные прогнозы: на ближайшие трое суток. Математическое моделирование хорошо помогает рассчитывать циклоны и антициклоны, предсказывать похолодания и заморозки. Гораздо сложнее с прогнозом элементов погоды: осадки, сила ветра, облачность. А что касается опасных явлений — здесь работы непочатый край. Прогнозы на месяц оправдываются с меньшей точностью — процентов на 60-70, а сезонные — на 55. Но ситуация меняется: ученые Росгидромета успешно совершенствуют технологии: с прогнозированием на средние сроки мы уже догоняем зарубежных коллег. Например, раньше считалась довольно хорошей модель с шагом, или, как говорят специалисты, разрешением в 2,5 градуса (это порядка 250 километров), сейчас расчеты по глобальным моделям ведутся с шагом в 20—30 километров. Мезомасштабные модели и того меньше — до семи километров. А на Олимпиаде в Сочи применялись модели с шагом в один километр.
Уральские синоптики составляют долгосрочные прогнозы?
Галина Шепоренко: Нет, ими занимается Гидрометцентр России. Там на суперкомпьютерах обрабатывают информацию, которая поступает со всей России и из-за рубежа. Росгидромет ведет расчеты по специально разработанным численным моделям поведения атмосферы и передает данные в региональные центры. Наши технологии позволяют принимать эту информацию, визуализировать и представлять в виде слайдов и карт. На их основе нами строится краткосрочный прогноз — на трое суток.
Вы упомянули опасные явления. Что в нашем климате считается таковым?
Галина Шепоренко: К опасным явлениям погоды относится все, что может причинить ущерб экономике, населению: сильные морозы, метели, гололёд, сильная жара, чрезвычайные условия пожарной опасности. Но наиболее сложно поддаются прогнозированию быстроразвивающиеся явления, такие как грозы, ливни, шквалы, град. Прогнозирование опасных явлений — одна из основных наших задач. Мы входим в единую государственную систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС), работаем в тесной связке с местными органами МЧС. Именно мы, в первую очередь. передаем предупреждение, если ожидаем опасное явление.
Насколько высока точность таких прогнозов?
Галина Шепоренко: Надо понимать, что пока нет надежных расчетов метеоявлений. Да и оборудование устаревает и морально, и физически. У нас, например, сейчас работает единственный на весь Урал метеолокатор — в аэропорту Кольцово, под Екатеринбургом. Поэтому синоптики далеко не всегда могут уточнить район удара стихии. Поэтому, хотя и редко, случаются и «ложные тревоги», и случаи непредусмотренных опасных явлений.
Планируется ли техническое перевооружение службы метеопрогнозов?
Галина Шепоренко: Оно уже идет пять лет. В первую очередь все метеостанции оборудовали автоматизированными метеорологическими комплексами. Теперь перед нами стоит задача модернизировать гидрологические службы. Кроме того, планируется установить современные метеолокаторы, которые как раз и будут отслеживать грозы и сопутствующие опасные быстроразвивающиеся явления. Кстати, эти приборы разработаны в России по заказу Росгидромета. На Урале появится шесть таких локаторов: по два в Челябинской и Свердловской областях, по одному в Курганской области и Пермском крае. «Картинки», которые они будут выдавать, сольются в единое радиолокационное поле, без разрывов, что важно при анализе и прогнозировании.
Сейчас много говорят о глобальном изменении климата. Насколько оно отражается на нашей погоде? Или, возможно, отразится в ближайшем будущем…
Галина Шепоренко: В последние полвека потепление идет особенно интенсивно. Так, на Урале средняя температура поднялась на 1,4-1,8 градуса. Ученые склонны считать, что причина этого — в природных факторах вкупе с человеческой деятельностью. Нагрузка на экосистему Земли велика и будет увеличиваться: растет численность населения, вырубают леса, разрабатывают недра. Нагрузка на природу растет — природа отвечает. В Санкт-Петербурге недавно прошел VII метеорологический съезд, там был обнародован доклад международной группы экспертов по климату, который подтвердил это мнение.
Что касается последствий. С 2006 года мы фиксируем хронический недобор осадков, особенно на Южном Урале. Там ежегодно из-за засухи гибнут посевы— поля просто выгорают. Можно было бы ожидать, что потепление вызовет повышенное испарение воды из водоемов и увеличение количества осадков, но этого почему-то не происходит. Поэтому мы многие годы страдали от нехватки влаги.
Однако в этом столетии наблюдаются более холодные зимы. В последние десятилетия прошлого века отмечалось, что основной вклад в потепление климата вносят теплые зимы, но сейчас мы видим, что потепление идет за счет летних периодов, и 2010-й, 2012 годы — тому подтверждение.

Последние новости